Письма Свами Вивекананды




Swami Vivekananda in San Francisco, 1900


Здесь публикуются письма Свами Вивекананды к одному из ближайших учеников Аласингу, а также письма к разным лицам — индийским и западным ученикам.

* * *


ПИСЬМА К АЛАСИНГУ

1.

США, 30 ноября 1894 г.


Дорогой Аласинга!

Что за бред о «чудесах Рамакришны»! Чудес я не знаю и не признаю. Рамакришне, наверное, нечего было делать в этом мире, как только «превращать вино» в лекарство для Гупты. Да спасет меня Господь от этой калькуттской публики! Вот с кем приходится работать! Если они могут описать настоящую жизнь Шри Рамакришны с ясной идеей о том, для чего Он приходил и чему Он учил, пусть они делают это, в противном случае пусть уберут руки прочь от священного имени Учителя! Эта публика хочет доказать божественность Рамакришны, выставляя его перед миром жонглером! Пусть Кади осуществит свою любовь, свое знание, все, что он имеет. Это и есть тема. Жизнь Шри Рамакришны была удивительным источником света, в озарении которого можно действительно полно и истинно постичь самую суть индуистской религии. Он был объектом, изучая который можно было получить все знание, данное в теории Шастр и Писаний. Он показал своей жизнью, чему Риши и Аватары в действительности хотели научить мир. Книги — были теорией, Он был — живой реализацией. Этот человек за пятьдесят один год прожил тысячи лет национальной духовной жизни и, таким образом, поднялся до того, что стал объектом изучения для будущих поколений. Веды могут быть объяснены и Шастры поняты благодаря Его теории Arastha. Мы должны не только быть терпимыми к другим, но позитивно и опытно взаимопроникать друг в друга. Истина эта является основой всех религий.

Под таким углом зрения может быть создана самая впечатляющая и прекрасная биография. Все хорошо в свое время! Исключите все экспрессивные «крепкие» словечки о сексе и тому подобное, потому что другие нации в высшей степени пристрастны к этим вещам, а Его жизнь будет читать на английском языке практически весь мир. Я читал присланное мне на бенгальском. Там полно этих словечек… Итак, будьте осторожны, внимательно удаляйте такие «словечки» и выражения. Калькуттские друзья очень свободно себя чувствуют в этом вопросе. Они слишком «на высоком уровне», чтобы внимать советам. Я совершенно не представляю себе, что делать с этими потрясающими джентльменами! У меня не очень-то много надежд! Мне просто стыдно за эту бенгальскую книгу. Писатель, очевидно, думает, что он «приблизился к правде» и употребляет собственный язык Парамахамсы. Но он не помнит, что Рамакришна никогда не употреблял этот язык в присутствии женщин. А этот человек предъявляет свою работу, которую будут читать и мужчины, и женщины! Господи, спаси меня от идиотов! Они, снова они со своими капризами! Они все знают Его!

Вздорная болтовня и труха! Нищие, думающие о себе, что они короли мира! Идиоты, почитающие себя мудрецами! Это — их достояние! Я совершенно не представляю себе, что делать! Господь да спасет меня! Не будь руководим калькуттской публикой! Вся моя надежда на Мадрас. Поспеши со своей работой! И прими Калькутту с юмором в надежде, что кто-то может измениться к лучшему. Но проводи свою работу совершенно независимо, если нужно, растолкай всех вокруг, всех, кто сбивает тебя с прямой дороги — и двигайся только вперед!

«Многие придут и сядут за стол, когда обед будет готов». Будь осторожен и работай, напрягая все силы.


Всегда тебя благословляющий,

Вивекананда.

2.

Чикаго, 1894 г.


Дорогой Аласинга!

Твое письмо только что попало ко мне. Я был неправ, прося тебя опубликовать заметку, которую я прислал тебе. Это была одна из моих ужасных ошибок. Она показывает мою слабость. Деньги могут быть собраны в этой стране лекциями за два-три года. Я уже немного пробую, но, хотя многие с большим вниманием относятся к моей работе, это очень утомительно и очень сильно деморализует меня.

Я почитал то, что пишут обо мне индийские газеты и что, в общем, естественно. Ревность — главный пункт всех рабских наций. И ревность, в свою очередь, комбинирует черты рабства. Ты не сможешь ощутить справедливость этого замечания до тех пор, пока ты не выедешь из Индии. Секрет западного успеха заключается в подвижности и раскованности. Чем слабее и пассивнее нация, тем сильнее в ней эта инерция пассивности. Но, мой сын, ты не должен относиться с презрением к нации рабов. Причина, по которой я пишу тебе все это — просто желание обнажить эти вопросы перед всеми вами. Можешь ли ты положить свою жизнь к ногам этой мертвой массы — ленивой ко всем возможностям — и в то же время всегда готовой восстать против тех, кто пытается сделать что-либо хорошее для них? Сможешь ли ты занять позицию врача, который силой вливает лекарство в горло больного ребенка и тем спасает его от гибели? Разреши, я еще раз повторю тебе: «Ты имеешь право на труд, но не на плоды его». Оставайся твердым, как скала. Правда всегда восторжествует. Да пребудут дети Рамакришны верными себе, и все будет хорошо! Мы можем не дожить до результатов, но если мы проживем нашу жизнь справедливо, они придут, рано или поздно. Чего желает Индия — так это электрического разряда, нового взрыва огня, который возродит ее древнее тело. Это непременно будет, хотя подготовительная работа может казаться медленной и незаметной. Мы обязаны работать и, главное, быть уверенными в себе. Будь чистым, устремленным и искренним во всех твоих начинаниях — и все будет хорошо! Если ты заметил что-нибудь в учениках Рамакришны, то это вот что — они искренни до самого своего основания. Моя цель будет выполнена, и я спокойно умру, если мне удастся пробудить и «подтолкнуть» сознание хотя бы сотни людей в Индии. Он, Господь, знает лучше! И пусть невежды болтают всякие глупости! Мы не должны внимать ни похвале, ни осуждению — мы слуги Всевышнего! Какие-то всплески толпы должны влиять на наше настроение! Да сохранит Господь нас от такого позора! Годами борьбы созидается характер! Никогда не будь унылым! Ни одно слово истины не может никогда пропасть: годами оно может сохраняться под прессом, но оно покажется на свет, рано или поздно. Истина — непобедима, добродетель — непобедима, чистота непобедима. Сын мой, иди вперед! Не надейся ни на чью помощь. Разве помощь Господа не больше помощи, которую тебе могут оказать все люди мира? Будь совершенным — верь Господу, всегда ставь себя в зависимость только от Него одного — и ты будешь всегда на правильном пути; никто не сможет ничего сделать тебе!

Будем молиться: «Веди нас, свет, осияй нас!». Свет озарит тьму, и рука помощи протянется навстречу нашей руке. Я всегда молюсь за тебя. Ты тоже должен молиться за меня. Давай день и ночь молиться за миллионы обездоленных в Индии, которые погибают в нищете, которые стонут от тирании — молись день и ночь о них. Я не метафизик, не философ. Нет, я не святой. Я — бедняк. Я люблю бедных. Я вижу, что они называют бедностью в этой стране, и я вижу, как немного тех, кто сочувствует! А в Индии? Кто страдает за те двести миллионов мужчин и женщин, проходящих весь жизненный путь в нищете и забвении?! Какой выход из этого положения? Кто сочувствует им? Они не могут найти ни света, ни образования. Кто принесет им свет? Кто будет ходить от двери к двери, неся им образование? Пусть именно этот народ станет твоим богом — думай о них, работай для них, молись за них страстно — и Господь сам покажет тебе путь. Того я назову Махатмой (Великой Душой), чье сердце обливается кровью за бедных, иначе он — дуратман (поганая душа). Давайте объединим наши усилия в молитве за их благо. Мы можем умереть в полной безвестности, в полном немилосердии, непризнанные и неподдержанные никем — но ни одна наша мысль не будет потеряна. Рано или поздно она принесет свои плоды. Мое сердце сейчас слишком полно, чтобы выразить мои чувства; но ты знаешь их, ты можешь вообразить их себе. До тех пор, пока миллионы живут в голоде и невежестве, я буду считать предателем каждого человека, получившего образование за их счет, но не обращающего ни малейшего внимания на них! Я не понимаю, как можно жить со своей семьей, со своими детьми, со своими удовольствиями и совершенно не учитывать эти миллионы бедных, голодных, которые живут не лучше стада животных! Мы бедные, брат мой, мы — никто, но именно таких делает Господь своим инструментом! Господь да благословит всех нас.


С любовью,

Вивекананда.

3.

США, 1894 г.


Дорогой Аласинга!

Послушай одну старую историю. Ленивый бродяга, фланируя вдоль дороги, увидел старого человека, сидящего у дверей своего дома, и остановился, чтобы расспросить его о здешних местах. «Как далеко до такой-то и такой-то деревни?» — спросил он. Старый человек оставался в молчании. Человек повторил свой вопрос несколько раз. Но ответа все еще не было. Разочарованный этим путешественник повернулся и пошел прочь. Старый человек тогда остановил его и сказал: «Деревня, о которой ты спрашиваешь, всего в миле отсюда». «Так!» — сказал бродяга. — «Почему же ты не говорил, когда я тебя спрашивал?» «Потому что тогда, — ответил старый человек, — ты выглядел слишком колеблющимся и обеспокоенным, чтобы хорошо услышать ответ. Теперь ты пришел в хорошую форму и имеешь право на ответ».

Не хочешь ли запомнить эту историю, сын мой? Работай, все остальное придет. «Кто все возлагает на Меня, пребывает во Мне, Я даю тому все, в чем он нуждается». (Гита, IX. 22). Это не мечта.

В настоящее время работа лежит в плане молитв и богослужений. Выбери место, где вы сможете встречаться каждую неделю, молясь и читая, обсуждая Упанишады, и так, потихоньку, двигайтесь, учась и работая. Все придет к тебе, если ты сам подставишь плечи, чтобы принять ношу…

Итак, работай! Природа Г. Г.1 относится к эмоциональному типу; у тебя сильная голова — так работайте вместе, вспахивайте поле. Это только начало. Каждая нация должна сама спасти себя. Мы не должны зависеть от Америки, чтобы поднять индуизм — это было бы заблуждением. Иметь центр — это важная вещь; постарайся иметь место в таком большом городе, как Мадрас, и распространяй радиацию повсюду. Начинай тихо. Начни с нескольких, другие придут, когда увидят, что вы действительно целиком отдали себя работе. Старайся не быть вождем. Тот лучший вождь, кто может быть лучшим слугой. Будь готов к смерти. Работа, к которой мы призваны — не принесет нам богатства, положения или славы… Прими это. Будь храбрым… Постарайся зажечь народ в Мадрасе, указав им на цель — это положит начало.

Будь совершенно неличным, и ты можешь быть уверен в успехе. Принимай во внимание своих сотрудников, не теряя независимости в работе. Работай в гармонии… Мой сын должен быть готовым прыгнуть в огонь, если понадобится для работы. Итак, работай, работай, работай! Мы остановимся и сделаем заметки позже. Имей терпение, неодолимость и чистоту.

Я еще не написал книгу об индуизме. Я просто объединил некоторые мои мысли. Я еще не знаю, буду ли публиковать их. Что толку вообще в книгах? Мир полон сумасшедших вещей повсюду! Если ты сможешь начать журнал с Ведантической линией, он будет нашим главным объектом. Будь позитивным, не критикуй других. Сделай свое дело, передай Учение, если тебе есть что передать, и тогда остановись. Господь знает Сам остальное…

Не посылай мне больше газет, так как мне наплевать, что миссионеры плетут по поводу меня; а здесь внимание публики ко мне в связи с этим даже усиливается.

Если ты действительно мое дитя — ты ничего не должен бояться, никому не давай запугать себя. Ты должен быть, как львенок. Мы должны поднять Индию и весь мир! Никаких сомнений! Я не принимаю никаких отказов! Ты понимаешь? Будь всегда готов к смерти! Секрет — в Учителе Любви. Верить в Учителя до смерти! Имеешь ли ты такую веру? Я верю от всего сердца, что ты ее имеешь, и ты знаешь, что я очень доверяю тебе. Итак, — работай! Ты обязательно будешь успешен. Мои молитвы и благословения сопровождают каждый твой шаг. Работай в гармонии. Будь терпелив со всеми. Каждого я наделяю своей любовью. Вперед! Вперед! Это только начало. Моя маленькая работа здесь имеет большой отклик в Индии, знаешь ли ты это? Я не буду спешить с возвращением. Моя задача — сделать здесь кое-что, и я работаю изо всех сил день за днем. Я с каждым днем все больше завоевываю доверие американского народа. Расширим наши сердца и надежды, чтобы они заключили в себе весь мир! Изучай санскрит, главным образом, комментарии к Веданте. Будь готов к тому, что у меня очень много планов на будущее. Старайся быть магнетическим оратором. Электризуй народ. Все придет к тебе, если ты будешь иметь веру. Это же скажи Кади и всем моим детям там. Со временем они сделают такие великие дела, что мир восхитится этим. Открой свое сердце миру и работай. Покажи мне что-нибудь, что уже сделано тобой. Покажи мне Храм, издательство, газету, помещение для меня. Куда я приеду, если ты не можешь создать для меня места? Электризуй народ. Повышай знания и молись. Будь верен своей миссии. Все это ты обещал. Итак, иди и работай, и делай работу с каждым днем все лучше и лучше.

Не борись с людьми; не будь антагонистичен ни к кому. Какое нам дело, если Джек и Джон стали христианами? Дай им возможность следовать той религии, которая им больше подходит. Зачем мешать все в одну кучу? Будь терпим ко всем мнениям разных людей. Терпение, чистота и неуклонность победят.


Твой Вивекананда.

4.

США, 12 января 1895 г.


Дорогой Аласинга!

Я ужасно опечален, что ты до сих пор продолжаешь посылать мне памфлеты и газеты, хотя я уже много раз просил тебя не делать этого. У меня действительно нет времени обращать внимание на них и делать свои замечания. Пожалуйста, больше не посылай их мне. Меня совершенно не беспокоит, что миссионеры и теософы говорят обо мне. Оставим им эту тему, если она им нравится! Обратить внимание на них — это значит придать им важность. Кроме того, ты знаешь, миссионеры всегда только отрицают и никогда не соглашаются.

И знай раз и навсегда, что я совершенно не забочусь об имени или славе, или о какой-либо подобной мерзости. Я хочу проповедывать мои идеи для блага мира. Ты сделал большую работу; но все, чего ты достиг — это то, что имя твое стало известным! Моя жизнь годится на большее, нежели на то, чтобы отдать ее на восхищение толпы! У меня нет времени для подобной глупости! Какую работу вы сделали для распространения идей и для организации в Индии? Ничего, ничего, ничего!

Организация, которая будет учить индусов, которая будет оказывать им помощь — абсолютно необходима. Пять тысяч человек в этом объединении, которое в Калькутте, и сотни — в других местах! Но если ты попросишь каждого из них дать тебе одну монетку, разве они дадут? Наш национальный характер подобен зависимости младенца. Они все готовы проглотить кусок, если ты поднесешь его им ко рту. Но ты не заслуживаешь жизни, если не можешь помочь себе!

Я дал настоящий план для воспитания масс. Он был принят. Что я хочу, так это — отряд преданнейших работников. Мы должны иметь колледж в Мадрасе, в котором можно изучать сравнительные религии, санскрит, различные школы Веданты и европейские языки; мы должны иметь издательства, газеты, издаваемые в Англии и в Вернакуларе. Когда это будет сделано, тогда я буду знать, что вы кое-что поняли. Давайте покажем нации, что она готова к действию. Если ты не можешь сделать ничего для Индии, тогда пусть, я буду делать один. У меня есть такая миссия — давать; оставь меня — дать моему народу, который примет это и будет работать над этим. Кто я такой сам по себе? «Тот, кто совершает работу моего Отца, — тот мой возлюбленный».

Мое имя не должно быть известным; мои идеи — вот что я хочу видеть реализованным. Ученики всех пророков всегда безысходно смешивали идеи Учителя с его личностью и, в конце концов, убивали идеи ради личности. Ученики Шри Рамакришны должны опасаться делать то же самое. Работайте для идеи, а не для личности. Господь да благословит вас!


Всегда твой, с благословением,

Вивекананда.

5.

США, Чанрем 1895 г.


Дорогой Аласинга!

Получил только что твое письмо. Ты не должен так переживать и так бояться в отношении грубости, проявляемой ко мне. Пока Господь охраняет меня, я неуязвим. Твои мысли об Америке очень туманны. Эта огромная страна не очень-то сильно заботится о религии. Христианство означает для них величие и патриотизм, и ничего больше.

Итак, сын мой, не теряй храбрости! Пришли мне Веданта-Сутру и комментарии к ней всех сект. Я в руках Господа. Что за польза сейчас возвращаться в Индию? Индия не может сейчас продвинуть мои идеи. Эта страна дружественно настроена к моим идеям. Я вернусь, когда прозвучит Приказ. А пока, терпеливо и преданно работайте. Если кто-то нападает на меня, просто оставим в небрежении их существование. Моя идея заключается в основании Общества, где люди будут изучать Веды и Веданту с комментариями. Сейчас сосредоточься на этой работе… И помни, каждый раз, когда ты чувствуешь себя слабым, ты наносишь ущерб не только себе, но и Делу. И, в конце концов, только вера и сила могут привести к успеху.

Будь лучезарен… Внимай своему собственному идеалу. И, прежде всего, никогда не стремись руководить или командовать другими или, как скажут «янки», быть «боссом» для других. Будь всем слугой.


Всегда твой, с благословением,

Вивекананда.

6.

США, 1 июля 1895 г.


Дорогой Аласинга!2

Разреши мне сказать тебе, что ты должен защищать себя сам. Ну что ты всхлипываешь, как младенец? Если кто-то нападает на твою религию, почему ты не защищаешь ее? Что касается меня, то тебе совершенно нечего бояться. У меня здесь больше друзей, чем врагов, и в этой стране — треть христиан, и только очень небольшая группа «образованного общества» принадлежит к миссионерам. К тому же, фактом является и то, что именно миссионеры демонстрируют наиболее полно невежество, — их «образованность» застыла в мертвых формах! Они теперь теряют власть с каждым днем. Если они сильно атакуют тебя, ну чего ты ведешь себя как беззащитный младенец и бежишь жаловаться мне? Трусость никогда не считалась добродетелью, сын мой!

Здесь я приобрел очень уважаемых последователей. В следующем году я организую их, у нас будет рабочая база и работа будет продолжаться. И, когда я вернусь в Индию, у меня здесь останутся друзья, которые будут помогать мне, — видишь, нам совершенно нечего бояться. До тех пор, пока ты визжишь и плачешь от миссионерских нападок, вместо того, чтобы предпринять что-либо, я смеюсь над тобой; ты — маленькая, маленькая куколка — вот кто ты! Что же делать с вами, со взрослыми младенцами!!!

Я знаю, сын мой, я приеду и «обработаю» людей за тебя. Я знаю, что Индия населена только женщинами и евнухами! Ну, ладно, не будем раздражаться! У меня есть смысл, чтобы работать здесь. Я не дамся в руки слабоумных глупцов! У тебя нет повода для расстройства, делай лучше то немногое, что ты можешь делать. Я вынужден делать всю работу сам — от основания до вершины… «Этот Атман (Дух) не достигается трусом». Ты не должен бояться за меня. Господь со мной. Ты должен защищаться самостоятельно и показать мне, что ты можешь сделать это, — и тогда я буду вполне удовлетворен! И, ради Бога, не лезь больше ко мне с тем, что кто-то говорит про меня! Ну сколько же тебе говорить об этом! Я не для того создан, чтобы сидеть и ждать сведений о том, что, и где, и кто говорит обо мне! О том, кто и где судит меня. Вы — младенцы; помните, великий результат достигается только великим терпением, великим мужеством и великим усилием. Разум ребенка периодически улетучивается…

Только храбрые делают великие вещи, не трусы, нет! Знайте раз и навсегда, неверующие ленивцы, — я в руках Господних. И до тех пор, пока я буду чист, пока я буду Его слугой, пока я буду отдавать себя без остатка своему делу, ни один волос не упадет с моей головы… Сделайте, ну хоть что-нибудь для своей нации, и тогда народ сам придет к вам на помощь. Он будет с вами, и Господь откроет вам свое лицо, но сделайте для народа хоть что-нибудь. Будьте храбрыми, будьте мужественными! Человек может умереть, но только один раз, чего вам бояться. Я не могу иметь трусливых учеников.


Всегда с любовью,

Вивекананда.

7.

Нью-Йорк, 20 декабря 1895 г.


Дорогой Аласинга!3

«Мне даже некогда умереть», — как говорят бенгальцы. Я совершенно изнемог в работе. Любой индус давно бы умер, если бы работал с таким напряжением, с каким мне приходится работать все это время! Как я хочу в Индию, как я хочу вдохнуть хоть один глоток чистого воздуха!

Сын мой, будь терпелив и имей веру до смерти! Не боритесь между собой. Будь совершенно чист от власти денег. Мы сделаем большое дело… До тех пор, пока у тебя будут вера, честность, доверие, ничто не будет препятствием для тебя.

Переводя «Шукту», обращай специальное внимание на комментаторов и не принимай в расчет востоковедов. Они не понимают ни одной строки в наших Шастрах (Писаниях). Никогда еще ни одному сухарю-филологу не было дано понимать философию религии! Например, слово Anid-avatam в Риг-Веде было переведено — «Он жил без дыхания». В то время как здесь речь идет о стадии, когда прана не имеет вибраций. Это описание состояния, в котором универсальная космическая энергия, или прана, пребывает до начала кальпы (цикла творения). Объяснения согласуются с опытом наших святых и совершенно не согласуются с интеллектуальными рассуждениями европейских школяров. Что они знают об этом?

Будь крепким и бесстрашным, и путь будет ясен для тебя. Пойми, тебе совершенно нечего делать с теософами. Если вы все будете стоять рядом со мной и не потеряете терпения, я уверяю тебя, мы сделаем великую работу. Огромная работа делается в Англии, мой мальчик, шаг за шагом. Я чувствую, что временами ты теряешь сердечную уверенность, становишься унылым, и я боюсь, этим ты играешь на руку теософистам. Пойми ты, Учитель-Бхакта завоюет весь мир — это единственное доказательство. Эта вера растит льва в человеке. Ты всегда должен помнить, как много работы я делаю! Иногда я имею две или три лекции в день — и так я иду без всякого перерыва, вопреки всем нормальным условиям — тяжелая работа; более слабый человек давно бы умер!

Работай же с верой и энергией, будь правдив, будь честен, будь чист — и, пожалуйста, не ссорьтесь между собой. Ревность — проклятие нашей нации.


С любовью ко всем вам,

Вивекананда.

8.

США, 17 февраля, 1896 г.


Дорогой Аласинга!

Работа здесь чудовищно тяжела для меня; и чем успешнее она становится, тем труднее осуществлять ее. Я нуждаюсь в долгом отдыхе, мне очень, очень плохо. Тем не менее — впереди большая работа в Англии.

Будь терпелив, сын мой, — я понимаю, какие испытания ты сейчас проходишь. Каждая работа должна пройти через тысячи трудностей, чтобы стать успешной. Но тот, кто собьет подошвы в пути, увидит свет, рано или поздно…

Я выиграл сражение в самом сердце Америки — в Нью-Йорке, но это была смертельная битва… Я выдохся весь в этом Нью-Йорке, но теперь дело здесь пойдет. Принести идеи индуизма в Англию, освободить их от сухой философии, запутанной мифологии и эксцентричной, ужасающей психологии — религию, которая будет понятна, проста, популярна и в то же время не утеряет своего высочайшего смысла — вот задание, которое может понять только тот, кто пробовал ее провести в жизнь! Абстрактная Адвайта должна стать живой — поэзией-жизнью каждого дня, взамен безнадежно запутанной мифологии она должна обрести конкретные моральные формы; и вместо сбивающих с толку йогизмов — должно прийти научное практическое знание психологии, и все должно быть облачено в формы, доступные сознанию даже младенца. Вот что такое работа моей жизни. Один Господь знает, как далеко я продвинусь к успеху. «Мы имеем право на труд, но не на плоды его». Это тяжелая работа, мой мальчик, очень тяжелая работа! Взять душу, находящуюся в центре Kama-Kanchana (вожделения и золота), взять эту душу в свою душу и переплавить эти желания в желание реализации и совершенного отречения, действительно, трудная работа, мой мальчик! Но, слава Господу, с Его помощью мы получаем великий успех. Я не осуждаю миссионеров и других за их непонимание меня — им трудно даже смотреть на человека, который не заботится ни о деньгах, ни о женщинах. Они просто не могут поверить, что это возможно; да и как могут они? Ты не должен думать, что западная нация имеет те же идеи относительно воздержания, целомудрия и чистоты, что и индусы. Их эквиваленты — добродетель и мужество… Люди теперь стекаются глазеть на меня. Сотни теперь хотят убедиться, что есть человек, который действительно может контролировать свои телесные желания; и преклонение и уважение к этому возрастают. Все приходит для того, кто умеет ждать.

Будь благословен во веки веков!


Твой с любовью,

Вивекананда.

9.

Бостон, 23 марта, 1896 г.


Дорогой Аласинга!

Один из моих новых саньязинов действительно женщина. Остальные — мужчины. Я встречаюсь с ними в Лондоне и беру их с собой в Индию. Их «белые» лица произведут гораздо большее впечатление в Индии, чем индусы; а главное: они — живые, индусы — мертвые. Единственная надежда Индии — народные массы. Высшие классы физически и морально мертвы.

Секрет моего успеха заключен в простоте стиля — величайшие учения были изложены самым простым языком.

Я еду в Англию в следующем месяце. Боюсь, мне придется слишком много работать; а мои нервы на грани полного разрушения из-за этой без передышки продолжающейся работы. Я пишу это совсем не для того, чтобы вызвать твое сочувствие, а только для того, чтобы ты не ожидал многого от меня в данное время. Работай интенсивно, делай предельно все, что можешь. У меня очень мало надежды на то, что я буду в состоянии осуществить большие замыслы теперь. Я счастлив, что большая часть моих книг создана, благодаря стенографическим записям лекций. Четыре книги готовы. Ну что же, я удовлетворен тем, что попытался сделать все возможное для блага. Моя совесть будет чиста, когда я освобожусь от работы и обрету свое место по ту сторону.


С любовью и благословением ко всем вам,

Вивекананда.

10.

Швейцария, 6 августа 1896 г.


Дорогой Аласинга!

Из твоего письма я понял, в какое скверное финансовое положение попала «Brahmavadin». Я попытаюсь помочь вам, как только вернусь назад в Лондон. Вы не должны понижать тона. Сохраняйте газету. Очень скоро я смогу помочь тебе, освободив от этой несуразицы изучения бизнеса. Не бойся. Великие вещи будут сделаны, сын мой. Береги сердечность, береги сердечность прежде всего. «Brahmavadin» — это жемчужина, она не должна погибнуть! Конечно, такая газета может быть сохранена личной помощью — и мы сделаем это. Продержитесь еще немного!

Статья Макса Мюллера о Шри Рамакришне была опубликована в «Девятнадцатом веке». Я пришлю тебе копию, как только получу ее. Он прислал мне очень теплое письмо и просил материал для большой работы о жизни Рамакришны. Напиши в Калькутту, чтобы они выслали Максу Мюллеру все необходимые материалы.

Я получил выдержки из американских газет. Ты не должен публиковать их в Индии. Достаточно этой газетной болтовни, я устал от нее смертельно! Давай идти своей дорогой и оставим дуракам их болтовню! Ничто не может заслонить правду.

Я, как видишь, в Швейцарии, и только наполовину живой. Я не могу ничего делать, ни писать, ни даже читать. Но огромная работа в Лондоне ожидает меня в следующем месяце. Зимой я мечтаю вернуться в Индию и постараюсь поставить там дело на ноги.

Моя любовь со всеми вами. Работайте, храбрые сердца, не сомневайтесь, не говорите — «нет»; работайте — Господь всегда рядом с теми, кто трудится. Махашакти — с вами!


С любовью и благословением,

Вивекананда.



ПИСЬМА СВАМИ ВИВЕКАНАНДЫ

Шри Йоджнешвару Бхаттачарье

Аллахабад, 5 января 1890 г.


Мой дорогой Факир!

Слово для тебя. Помни, что я могу не увидеть тебя вновь.

Будь целомудренным. Будь храбрым. Будь человеком открытого сердца. Сражайся чисто и мужественно против безрассудства. Не забивай свою голову религиозными теориями. Только трус — в грехе. Храбрый — никогда, даже в мыслях своих — никогда. Старайся любить всех, старайся любить все. Будь человеком и старайся брать на себя ответственность за все и за вся. Никакой религии для тебя, мой мальчик, кроме целомудрия и храбрости. Прочь малодушие, прочь грех, прочь злодеяние, прочь слабость — остальное придет само.


Твой преданный,

Вивекананда.

Пандиту Шанкарлалу

Бомбей, 20 сентября 1892 г.


Дорогой Пандитджи Махараджи!

Ваше письмо застало меня вовремя. Я не понимаю, почему я должен быть так незаслуженно восхвален. «Не мне, Господи, не мне, но Имени Твоему», — так сказал Господь Иисус. А мы — лишь орудия в Его руках — «Слава в Вышних Богу». Не надо мне приписывать заслуг, которые мне не принадлежат. «Слуга не может брать плату наемника», а Факир, тем более, не имеет права на восхваление каким бы то ни было способом. Вы ведь не восхваляете своего слугу только за то, что он выполняет свой долг?

Моя невыразимая благодарность Пандиту Сундарлалджи и профессору за их добрую память обо мне.

А теперь я хочу кое-что сказать Вам. Индийский ум скорее дедуктивен, нежели синтетичен и индуктивен. Во всей нашей философии мы всегда ищем мелочно-педантичные аргументы, чтобы считать само собой разумеющимися некоторые генеральные утверждения, хотя эти утверждения могут быть совершенно ребяческими. Мы не развиваем самостоятельность мысли, и следствие этого — отсутствие знаний, полученных путем наблюдений и обобщений. Почему это так? По двум причинам: ужасная жара нашего климата заставляет нас предпочитать отдых и расслабление активности. И жрецы (брамины) никогда не предпринимают путешествий в далекие земли. Правда, есть путешественники, но это почти всегда торговцы, т. е. люди, для которых интересы кошелька закрывают возможности интеллектуального развития. И их наблюдения вместо того, чтобы помогать знаниям, чаще затуманивают ум. Их наблюдения и оценки измеряются прибылями и выгодами.

Итак, видите, мы должны путешествовать, мы должны проникать в иностранные земли. Мы должны видеть, как социальная машина работает в других странах; мы должны вступить в контакт с представителями других наций, если мы действительно хотим снова быть нацией. Но главное и основное — мы должны пресечь тиранию. Что за смехотворное общество мы создали! Если Bhangi приходит к кому-нибудь просто как Bhangi, от него шарахаются как от зачумленного. Но стоит ему полить голову из чаши и, бормоча молитвы, откинуть плащ и войти в дом ортодоксального индуиста — я не видел человека, который не бросился бы уступать ему место и не распростер бы рук навстречу ему. Окаменелость не может двинуть вперед. Придите и посмотрите, что они, священнослужители, творят здесь, на юге. Они обращают низшие классы с помощью денег. И в Траванкуре, наиболее заселенном регионе Индии, где почти каждый клочок земли в руках браминов, около одной четверти — обращены в христианство! И я не могу благословить этого. Как поделить, скажите, какая часть — Давида, какая — Иссы? Когда, когда же, о Господи, человек станет братом человеку?


Ваш Вивекананда.

Мисс Мэри Хэлл4

Лондон, 1 ноября 1896 г.


Дорогая Мэри!

«Серебра и золота», — моя дорогая Мэри, — «я не имею, но то, что имею — даю тебе», и это — знание, которое золотее золота и серебрянее серебра, — Знание Единства Божества. Это Божественное Единство мы стараемся реализовать, и весь мир: мужчины и женщины, дети и животные, растения, солнце и звезды, все — все идут к реализации этого Божественного Единства.

Фактом является то, что Бог в нас, и Он — наше истинное Я, свободное от времени и пространства. Когда душа просыпается, радостный трепет объемлет ее, и все больше и больше приходит сознание: человек — высшее существо. И все дальше и дальше отступает животное сознание — человек начинает свое истинное бытие как свободной души, независимой от «чувств», ограничивающих ее. Это то, что в теологии называется «отречением». Общественное служение, брак, любовь к детям, наша самоотверженная работа, мораль, этика — все это различные формы отречения.

Человеческое общество управляется четырьмя кастами — священнослужителей, воинов, торговцев и рабочих. Каждая стадия имеет свои достоинства и свои недостатки. Когда священнослужители (брамины) управляют — существует невероятная кастовая замкнутость, базирующаяся на наследственности; лица, принадлежащие к священнической касте, и их преемники окружены всякого рода привилегиями — они имеют право на знание и право передавать его. Величие этого периода в том, что здесь закладывается фундамент знаний. Священнослужители культивируют сознание, потому что через сознание они управляют.

Каста воинов (кшатриев) управляет тиранически и грубо, но эта каста уже не столь исключительна и замкнута. В продолжение этого периода искусства и социальная культура достигают своей вершины.

Затем начинается господство торговцев (вайшьев). Это повсеместно молчаливая, разрушительная и кровавая власть. Их деятельность состоит в том, что они, как торговцы, начинают сами повсюду проникать и, таким образом, разносят идеи, собранные в продолжение двух предыдущих периодов. Они еще менее замкнуты, нежели каста воинов, но культура при них начинает падать, переходя в декаданс.

Последней придет власть рабочих (шудры). Их преимуществом будет распространение физического комфорта, их недостатком — падение культуры. Произойдет широкое распространение среднего образования, но выдающиеся гении будут появляться все реже и реже.

Если возможно сформировать стадию, которая будет соединять знание периода священства, культуру периода воинов, распространение коммерческого духа с идеалами равенства, которые несут два последних периода, но без их зла, — это была бы идеальная стадия. Но разве это возможно?

Тем не менее, первые три стадии прожили свой день. Теперь — время последней. И она будет — ничто не может задержать ее. Я не знаю всех трудностей золотого или серебряного века (никто, мне кажется, не знает слишком хорошо об этом), но что я хорошо вижу, это то, что золотой век был для бедных — бедным, а для богатых — богатым. Брайан был прав, когда сказал: «Мы отказываемся, чтобы нас распинали на кресте, даже, если он из золота». Серебряный век дает бедным уже некоторые шансы в их борьбе за равенство. Я социалист не потому, что я думаю, что это — совершенная система, но потому, что я знаю — полбуханки хлеба лучше, чем совсем ничего.

Другая система будет опробована — она уже ожидается. Пусть будет эта проба — если ни для чего другого, то для новизны. Распределение несчастья и удовольствия поровну — лучше, чем если один все время находится в нищете, а другие в богатстве. Сумма добра и зла в мире все равно остается неизменной. Ярмо будет переходить с одних плеч на другие при новой системе — вот и все.

Пусть каждая собачонка проживет свой день в этом несчастном мире — и после попытки этого «всеобщего благоденствия» они вынуждены будут все прийти к Господу, отбросив свое тщеславие, эгоизм, политику и все внешние средства для переделки мира.


С уважением к братьям,

Вивекананда.

Свами Рамакришнананде5

США, 1895 г.


Мой дорогой Шаши,

Разреши мне дать некоторые инструкции. Это письмо предназначается тебе. Пожалуйста, продумай эти инструкции и начинай реализацию их. Я получил письмо от Сарада. Он делает замечательную работу — но то, что нам необходимо теперь, это организация. Ему, брату Тараку и всем братьям, пожалуйста, передай мою особую любовь и благословение. Причина, по которой я даю тебе эти инструкции, заключается в том, что ты обладаешь замечательным организаторским талантом, но он еще не полностью раскрыт. Господь дал мне знать об этом. То, что ты никогда не теряешь чувства равновесия, свидетельствует об этом, и ты должен гармонично сочетать интенсивность внутренней работы с интенсивностью внешней.

1. Все Шастры отмечают, что несчастья, которые заполнили весь мир, не есть нормальное явление. Отсюда — они должны быть устранены.

2. Через воплощение Будды Господь показал, что корень нищеты, или нищета, возникающая от других земных вещей — есть формация классов; другими словами, все формы классового различия, неважно, базируются ли она на различиях в рождении, во владении или здоровье — все это причина нищеты. В Атмане нет различия — пола, касты, социального или какого-либо вообще. Подобно тому, как грязь не может быть отмыта грязью, невозможно прийти к Единству через идеи разделения.

3. Через воплощение Кришны Господь сказал, что корень всех несчастий — в невежестве, и что самоотверженная работа очищает разум.

4. Только такая работа, которая раскрывает нашу духовность, — есть истинная работа. В то время, как работа, направленная на достижение материальных интересов — не является истинной работой.

5. Таким образом, «работа» и «не работа» должны быть регулируемы в зависимости от персональных способностей, страны и возраста.

6. Такая работа, как жертвоприношение, годилась для старого времени, но не подходит для времени нового.

7. В момент рождения Шри Рамакришны занялась Золотая Заря Сатиа-Юги.

8. В этом Воплощении атеизм разрушен мечом Знания (Джнана), и весь мир будет объединен посредством Божественной Любви (Бхакти и Према). И повсюду Раджас, или желание славы, личной известности должно быть отброшено, должно исчезнуть навсегда. Другими словами, да будет благословен каждый, кто самоотверженно работает без желания славы и имени, независимо от того, принимает он Бога, или нет. Это уже не имеет значения.

9. Создание различных сект в древнее или новое время не было ошибкой. Они сделали много хорошего, но они должны сделать теперь больше и лучше. Хорошо, лучше, еще лучше.

10. Это значит, мы должны принимать их в расчет, но поднимать их на более высокую стадию, не оскорбляя и не дискриминируя их. Что касается социального положения — оно должно быть улучшено.

11. Нет никаких шансов для блага мира до тех пор, пока положение женщин не будет улучшено. Не может птица летать при помощи только одного крыла.

12. Отсюда — принятие Рамакришной женщины в качестве своего Гуру (Учителя), отсюда — Его практика, Его ношение женской одежды, отсюда — все Его почитание женщины, как представительницы Божественной Матери.

13. Отсюда и то, что мое главное стремление — основать Матх Женщины. Этот Матх будет Источником, откуда появятся Гарджи и Майтрейя, и Женщина, даже еще высшей стадии…

14. Ни одна великая работа не может быть сделана посредством насилия. Только посредством любви, страстной преданности Истине, невероятной энергией все препятствия преодолеваются. Поэтому мы должны продемонстрировать все эти качества.

15. Нет никакой нужды ссориться или спорить с кем бы то ни было. Делай свое дело и оставь других с их собственным образом мыслей. Зачем с ними сражаться?

Сочетай серьезность с детской простотой. Живи в гармонии со всем. Отбрось все эгоистические идеи, все сектантские ограничения. Постоянные пререкания — это большой грех.

Из письма Сарады я узнал, что Гхош сравнил меня с Иисусом Христом. Такие вещи могут пройти в нашей стране, но, если вы пошлете такие комментарии сюда, это шанс бросить меня на растерзание и оскорбление! Я не хочу препятствовать никакой свободе мысли — или я миссионер? Если Кали еще не послал эту газету сюда, скажи ему, чтобы он остановился. Я не хочу никаких разбирательств! Сейчас много уважаемых леди и джентльменов в этой стране принимают меня с почтением. Миссионеры и другие люди этого толка сделали все возможное, чтобы уничтожить меня, но, исчерпав себя, они сейчас успокоились. Все недоброжелательства захлебываются в своих собственных волнах. Истина торжествует только когда к цели идут мирным курсом. У меня нет никакой необходимости отвечать на то, что мистер Хадсон говорил против меня. Во-первых, это совершенно бессмысленно, и во-вторых, неужели я буду опускаться до уровня людей типа мистера Хадсона, вступая в перебранку с ним! С ума ты сошел? Слава Богу, люди, которые далеки от мистера Хадсона, слушают меня с большим вниманием. Пожалуйста, не посылай мне больше никаких газет. Пусть это все остается в Индии. Для работы Господа появилась на какое-то время нужда и в этих газетных оскорблениях. Когда все будет завершено, отпадет и в них надобность. И такого рода известность и «славу» надо принимать не лично.

Прежде, чем ты начинаешь что-либо, помолись Рамакришне, и Он покажет тебе правильный путь. Для начала нам нужен большой участок земли, тогда строительство и все прочее пойдет. Потихоньку наш Матх будет расти, не беспокойся об этом.

Кали и другие сделали замечательную работу. Передай им всем мою любовь и добрые пожелания. Работайте в унисон с мадрасцами и периодически пусть кто-то из вас навещает их. Отбросьте навсегда желание известности, славы и власти. Пока я на этой земле, Шри Рамакришна работает через меня. До тех пор, пока вы верите в это, нет ни опасности, ни зла для вас.

«Жизнь Шри Рамакришны» в стихах на бенгальском, которую Акшайя прислал мне, очень хороша, но там нет прославления Шакти, как вступления, что является большим дефектом. Скажи ему, чтобы он восполнил это во втором издании. И всегда помните, что мы теперь видны «на просвет», и люди во всем мире следят за каждым нашим действием и высказыванием.

Будь очень внимателен к выбору места для нашего Матха. Если это далеко от Калькутты, не страшно. Как только мы построим наш Матх, он привлечет к себе внимание. Очень рад узнать о Махиме Чакраварти. Анты повернулись к Гайям, я вижу! Где он? Пожалуйста, передай Биджою, Госвами и другим нашим друзьям мои сердечные поздравления.

Чтобы разбить оппонентов, необходимы меч и щит, а потому очень тщательно изучайте английский и санскрит. Английский язык Кали становится с каждым днем прекраснее, в то время как английский Сарады — чудовищен! Скажи Сараде, чтобы он отбросил свой цветистый стиль. Невероятно трудно писать цветистым стилем на иностранном языке. Пожалуйста, передай ему, тем не менее, сотни тысяч «браво» от меня! Он ведь действительно герой. Здорово сделано вами всеми! Здорово, ребята! Начато превосходно! Продолжайте идти тем же путем. Если яд ревности не проникнет, вам нечего бояться! Нечего! Дерзайте, ребята! «Те, кто служит Моим возлюбленным, Мои возлюбленные». Я не пишу никаких книг по индуизму в настоящее время. Но я объединил некоторые мои мысли. Каждая религия имеет свой язык для выражения одной и той же правды, и мы должны говорить с каждым на его собственном языке. То, что Сарада понимает это — очень хорошо. У нас будет достаточно времени, чтобы рассмотреть индуизм, но позже. Вы думаете, публика в этой стране будет очень внимательна, если я начну говорить им об индуизме? Все абстрактное заставит их пропускать идеи мимо ушей. Реальная вещь — это религия, проповедуемая Шри Рамакришной. Пусть индийцы называют ее индуизмом, а другие называют другими именами. Только вы должны продвигать эти идеи постепенно. «Долгое путешествие нужно начинать медленно».

Передай мои благословения Диннату, новому рекруту. У меня совсем мало времени для писем — все время лекции, лекции, лекции. Чистота, терпение, упорство. Вы можете попросить тех многочисленных людей, которые теперь выражают восхищение Учением Шри Рамакришны, помочь в деле строительства Матха. А как же иначе может быть построен Матх, если они не помогут вам? Вы не должны испытывать смущения, знакомя всех с этим планом.

Было бы нецелесообразно ускорять мой отъезд из этой страны. Во-первых, небольшой звук, произведенный здесь, отзовется очень сильно у нас. Потом, народ в этой стране невероятно богат и достаточно хорошо платит. В то время как народ в нашей стране не имеет ни денег, ни желания отдать их. Вы постепенно все узнаете. Разве Шри Рамакришна был спасителем Индии только? Это неверная идея, которая должна быть исправлена. Если бы я имел достаточно денег, я послал бы каждого из вас в путешествие по всему миру. Ни одна великая идея не может иметь места в сердце, пока человек не вышагнет из своего маленького уголка. Это исправится со временем. Все великие преобразования делаются медленно. Такова воля Господня.

Почему никто из вас не пишет ничего о Дакши и Харише? Мне бы хотелось знать о них. То, что Саньял чувствует себя несчастным, происходит оттого, что сознание его не так чисто, как воды Ганга. Он еще не достиг бескорыстия, но это придет со временем. Он не будет несчастным, если отбросит маленькие костыли и будет опираться на свои собственные силы. Мои особенные пожелания любви — Ракхалу и Хари. Очень, очень береги их… Никогда не забывай, что Ракхал был объектом особенной любви Шри Рамакришны. Пусть ничто не смущает тебя. Кто во всем мире может нам сделать что-либо до тех пор, пока Господь покровительствует нам? Даже когда ты находишься при последнем дыхании — не бойся ничего! Работай с отвагой льва, но в то же самое время — и с нежностью цветка. Пусть в этом году фестиваль Шри Рамакришны будет проведен очень пышно. Пусть пища будет достаточно ординарна. Прасада должна быть дана всем. Потом должны быть чтения, посвященные жизни Шри Рамакришны. Поместите книги, такие как Веды и Веданта, вместе и зажгите. Arati перед ними. Составьте пригласительные билеты в старом стиле: «С благословения Бхагавана Шри Рамакришны и при нашем огромном желании мы имеем удовольствие пригласить вас»… Напишите несколько подобных строк, а потом напишите, что для осуществления Фестиваля Рамакришны и для основания Матха вы хотите их участия. И, если они желают, они могут послать деньги тому-то и тому-то по такому-то адресу. Также добавьте странички на английском. Термин: «Господь Рамакришна» не надо употреблять. Вы должны воздерживаться от этого. Пишите «Бхагаван» — это в английском характере, и прибавьте строчку или две по-английски: «В честь юбилея Бхагавана Шри Рамакришны! Сэр, мы имеем огромное удовольствие пригласить вас присоединиться к празднованию годовщины Бхагавана Рамакришны Парамахамсы. Для церемонии Юбилея и для основания Матха совершенно необходимы средства. Если Вы полагаете, что причина достаточно основательна и вызывает у Вас чувство симпатии, мы будем очень благодарны, получив от Вас некоторую сумму для этой великой работы. С глубокой признательностью… (имена)».

Если вы соберете более чем достаточно денег, расходуйте только малую часть из них, и заложите оставшуюся как резерв.

После принесения пищи Господу не заставляйте людей долго ждать, чтобы они не проголодались сильно. Имейте два фильтра для очистки воды — и питьевой и той, которая пойдет на готовку. Вскипятите воду, перед тем как ее профильтровать. Если вы сделаете это, вы не услышите о малярии. Будьте настороже, следите за здоровьем всех. Если вы получите деньги на все это — будет просто великолепно. Грязная одежда — главная причина всех болезней… Что касается пищи для предложения, разреши мне сказать тебе, что только немного Payasanna (молочный рис с сахаром) будет хорошо. Учитель употреблял для предложения только это. Конечно, маленькая комната очень полезна для всех, но все-таки не стоит засорять ее раджасикой и тамасикой пищи. Пусть церемония занимает такое же важное место, как учение Гиты или Упанишад. Что я имею в виду: пусть будет немного материализма и, если возможно, максимум духовности. Разве Шри Рамакришна пришел для той или другой индивидуальной личности, а не для всего мира? Если Он пришел для всего мира, то вы и должны представить Его в этом свете так, чтобы весь мир мог понимать Его…

Тысячу раз спасибо Махендре Бабу за его добрую помощь нам. Он очень сердечный человек… Что касается Саньяла, он достигнет наивысочайшей стадии, отдавая всего себя работе: быть всем слугами — вот путь детей Шри Рамакришны! Брат Тарак делает очень, очень хорошо свою работу. Браво! Здорово! Это то, что нам надо. Пусть жизнь каждого из нас прорежет мир, как стремительно летящий метеор! Что делает Гангадхар? Некий земиндар в Раджпутане относится к нему с большим почтением. Скажи ему, чтобы он собрал там некоторую сумму в виде подаяния, как Bhiksha — он же человек!

Только что я читал книгу Акшайи. Сто тысяч раз обними его за меня. Посредством его пера Рамакришна проявил Себя. Благословен да будет Акшайя! Пусть он прочитает эту поэму перед всеми. Он должен представить ее всем на Фестивале. Если это будет слишком длинно, пусть он прочитает выдержки из нее. Господи, я не могу найти там ни единого диссонирующего слова. Я не могу выразить словами радость, которую я испытал, читая его книгу. Постарайтесь дать эту книгу по дешевой цене. И еще, попроси Акшайю пойти от деревни к деревне и проповедывать. Здорово сработал Акшайя! Он сделал свое дело: идти от деревни к деревне и нести все, чему учил Шри Рамакришна, — может ли быть более благословенная доля, чем эта? Я говорю тебе, книга Акшайи и сам Акшайя должны зажигать массы. Дорогой, дорогой Акшайя, я благословляю тебя всей любовью моего сердца, мой дорогой брат! Видно, Сам Господь сидел на кончике твоего языка! Иди и распространяй Его учение от двери к двери. Не имеет значения, станешь ли ты Саньязином. Акшайя — будущий апостол масс в Бенгалии. Берегите очень Акшайю. Его вера и его преданность принесли такие плоды!

Попроси Акшайю написать несколько пунктов в третьей части его книги «Распространение Веры».

1. В то время, как Веды, Веданта и все Воплощения были даны в прошлом, Шри Рамакришна прошел все это на практике за одну только жизнь.

2. Никто не сможет понять Веды, Веданту, Воплощения и все подобное, без того, чтобы понять жизнь Рамакришны, потому что Его жизнь была объяснением.

3. С того дня, как Он родился, занялась Заря Сатиа Юги (Золотой век). Отсюда, как следствие, — конец всякого рода различиям, и все, вплоть до шудр, будут жрецами Божественной Любви. Различия между мужчинами и женщинами, между богатыми и бедными, образованными и необразованными, браминами и шудрами — все их своей жизнью Он вырвал с корнем. И Он был предвестником Нового Мира — сепаратизм между индусами и магометанами, между индусами и христианами — все это теперь в прошлом. Борьба, основанная на разделениях, принадлежит уже другой эре. В этой Сатиа Юге титаническая волна Любви Шри Рамакришны поглотила все, соединив разрозненные части.

Скажи Акшайе, чтобы он представил эти идеи, изложив их в своем собственном стиле. Неважно, мужчина или женщина тот, кто будет проповедывать идеи Шри Рамакришны, будь то он или она, даже самые низкие — все будут больше и больше подниматься, вплоть до самой высшей стадии. И еще один аспект, именно Материнский аспект Божества выступил в Воплощении Рамакришны. Учитель имел обыкновение одеваться как женщина, Он был, воистину, нашей Матерью, и мы должны подобно Ему смотреть на каждую женщину, как на отражение Великой Матери.

В Индии есть две ужасные вещи: пренебрежение к женщине и кастовая дискриминация. Он, Учитель, был Спасителем женщин, Спасителем масс, Спасителем всего — высокого и низкого. И пусть Акшайя представит Его идеи в каждом доме — брамин и шудра, мужчина и женщина, все имеют право поклоняться Ему. Все, кто будут поклоняться Ему с преданностью, пребудут во веки веков благословенными. Скажи ему, чтобы он написал об этом. Не сомневайся никогда в этом. Господь да пребудет с тобой!


Преданный тебе, любящий тебя,

Вивекананда.

Маргарет Нобль

Лондон, 7 июня 1896 г.


Дорогая мисс Нобль,

Мой идеал действительно может быть выражен несколькими словами, вот они: разбудить и поднять в человеке достоинство его Божественного происхождения, так чтобы вся жизнь его была демонстрацией этой истинной природы человека.

Этот мир заперт в тюрьму суеверий. Мне жаль угнетенных мужчин и женщин, мне еще больше жаль угнетателей.

Я вижу ясно, как Божий день, что причиной всех несчастий является невежество, ничего больше. И кто же принесет миру Свет? Жертва в прошлом была Законом, и так будет в будущем, которое грядет. Лучшие, храбрейшие сердца Земли отдадут себя для просвещения масс, для их блага. Сотни Будд необходимы сегодня, с сердцами, полными любви и сострадания.

Религия сегодня в мире превратилась в безжизненную насмешку. То, что требуется сегодня миру, — это характер. Мир нуждается в людях, чья жизнь есть непрестанная песнь любви и самоотречения. И эта любовь превратит каждое произнесенное слово в набат колокола.

Ты свободна от этих гнетущих суеверий. Я уверен — ты можешь стать источником энергии для мира, и многие, многие пойдут за тобой. Огненные слова и огненные действия — вот чего мы хотим. Просыпайся, просыпайся, Великая Душа! Мир захлебывается в нищете. Как можешь ты спать? Давай вместе звать и звать до тех пор, пока Боги не проснутся, пока Господь не отзовется внутри нас. Что же большего есть в жизни? Какая более верная работа? Подробности приходят ко мне всегда, когда я уже в пути. Я никогда не строю планов. Планы сами слагаются, когда работа идет. Я только говорю: пробуждайтесь, пробуждайтесь!

Пусть все благословения, которыми я обладаю, пребудут с тобой отныне и во веки.


Восхищенный и гордый тобой,

Свами Вивекананда.

Маргарет Нобль

Алмора, 23 июля 1897 г.


Моя дорогая мисс Нобль,

Прости за эти несколько неопрятных строк. Я напишу полно и много сразу же, как только достигну какого-нибудь устойчивого места. Сейчас я — в пути. Спускаясь с гор в долину, именно сейчас мне захотелось написать тебе.

Я совсем не понимаю, что значит «дружеские чувства без фамильярности». Мне просто хочется сказать тебе, что я не знаю, сколько смысла вкладывают в простые слова там, в салонах Лондона, но мне разреши говорить с тобой так, как научила меня природа, ребенком которой я всегда остаюсь. О, если бы ты была здесь! Прожить бы тебе хоть один день на этих холмах Свободы! Вдохнуть бы хоть глоток чистого воздуха! Хотя бы на мгновение сбросить весь этот западно-европейский хлам и окунуться в естественность этой простой жизни, чтобы почувствовать и в себе эту Божественную простоту. И кто знает, может быть, ты почувствуешь, что это и есть настоящая, высшая чистота? В этом мире мы делаем дела с оглядкой, страхом — мы говорим с оглядкой, мы думаем с оглядкой, мы любим с оглядкой — все, все через страх, страх, страх! О, Господи! Мы словно родились в земле врага. Внутри нас сидит шпион, который следит за каждым нашим словом, за каждым чувством. Как мы боимся себя! Что же, никогда не будет эта земля землей друзей? Кто знает? Мы можем только стараться, и Господь поможет нам.

Будь мудрой и храброй, Маргарет, иди вперед без сомнения и страха.

Благословение Матери да пребудет с тобой!


С невероятной любовью и восхищением,

Вивекананда.

Маргарет Нобль

Алмора, 29 июля 1897 г.


Моя дорогая мисс Нобль!

Здесь меня ожидало известие: ты приняла решение приехать в Индию! Маргарет, дорогая, разреши мне теперь сказать тебе, что еще тогда я знал твое огромное будущее, связанное с работой в Индии. Но разве мог я сам предвосхитить свободное решение твоего сердца? Все, что я мог, — это ждать и молиться, и верить. Мое восхищение тобой, моя глубокая преданность, которую я сразу почувствовал к тебе, оставляли мне надежду увидеть тебя ступившей на мою землю, землю столь много и глубоко оскорбляемую.

Господь да благословит тебя за твое самоотречение для бедных индусов. То, что нужно сейчас Индии — это не мужчина, это — женщина, настоящая львица, которая отдала бы себя для работы с женщинами Индии.

Индия не может сейчас сама произвести такую женщину, женщину, в которой она так нуждается. Она должна получить помощь извне, и тогда, с помощью дружеского сердца, она начнет растить своих женщин. Твое образование, искренность, чистота, необыкновенная напряженность любви, твоя отвага, и прежде всего, твоя кельтская кровь делают именно тебя той самой женщиной, в которой так нуждается сегодняшняя Индия.

Но, тем не менее, существует очень много трудностей. Ты даже представить не можешь себе бездны нищеты, невежества и рабства, которые ты найдешь здесь. Ты окажешься в гуще полураздетых мужчин и женщин, пораженных, как проказой, предрассудками, разобщенных кастовыми перегородками, угнетенных продажными жрецами и презираемых ими. С другой стороны, многое из того, к чему ты привыкла, окажется здесь совершенно нежизненным. Климат к тому же очень жаркий. У нас зима, как ваше лето, а на юге случается жара, которую европейцы не могут перенести! И никакого европейского комфорта! Даже в городах!

Но если все-таки, несмотря на все это, ты решишься приехать — знай, ты очень, очень ожидаема, тысячу, миллион раз мое сердце говорит тебе: «Добро пожаловать в Индию!» Каждым биением своим оно повторяет тебе: «Добро пожаловать в Индию!» Что до меня, то я немногое имею здесь, но то немногое, чем я владею, я буду счастлив предложить тебе — себя самого я предоставляю тебе.

Ты должна очень хорошо подумать, прежде чем решиться на этот шаг, но, что бы ты ни решила — осуществишь ли ты свой порыв, или останется он только порывом, я обещаю тебе — я буду стоять возле тебя до самой смерти. Останешься ли ты рядом со мной или будешь далеко, станешь ли ты работать в Индии или нет, примешь ты Веданту или отвергнешь ее совсем. «Слон лишь один раз уходит умирать и никогда уже больше не возвращается». Так и слово мужчины, раз данное, оно не отбирается назад — я обещаю тебе это.

Теперь сразу я должен просить тебя внимательно отнестись к тому, что я сейчас скажу. Ты должна крепко стоять на своих собственных ногах и не позволять ни мисс Мюллер, ни кому бы то ни было становиться между тобой и мной. Ты — это ты, и я — это я. Мисс Мюллер — хорошая леди на своем собственном пути, но, к сожалению, кто-то вложил в ее голову еще в детстве идею о том, что она рождена, чтобы быть лидером, и что нет другого способа двинуть мир вперед, как только деньгами! И эта идея все-таки, несмотря на все ее усилия, все снова и снова возвращается к ней. А я — бедняк, Маргарет, я последний бедняк и бродяга и мое единственное достояние, которое я могу предложить — свобода. Но кто может принять этот дар? Ты можешь, Маргарет. А потому — иди смело вперед и дай мне право идти рядом с тобой по этим раскаленным, острым камням моей земли. Не бойся раскровянить ноги, кровь — это прекрасная пища для нашей земли!

Мисс Мюллер, одержима идеей купить дом в Калькутте для себя, тебя и для других, кто захочет приехать из Европы или Америки. Это очень любезно с ее стороны, но тебе лучше сразу от этого отказаться. Мне бы хотелось, чтобы ты сразу об этом сказала мисс Мюллер, не сея в ней никаких иллюзий. Тебе не стоит жить с ней и несколько дней. Дружба со многими лучше на хорошей дистанции! Тебе же лучше воспользоваться моим гостеприимством!

Миссис Севьер — это настоящее сокровище — такая хорошая, такая добрая! Севьеры — одни из немногих англичан, которые не имеют в душе презрения к «непросвещенным» Стардей. Миссис и мистер Стардей — единственные люди, которые приехали не для того, чтобы покровительствовать нам, но у них еще нет четкого замысла до сих пор. Когда ты приедешь, я очень надеюсь, что ты окажешься тем необходимым для них импульсом, который даст начало Великому делу. Я предвижу полезность и гармонию вашей совместной работы. Но после всего, снова — и это совершенно необходимо — стоять на своих собственных ногах.

Я получил известие из Америки, что двое из моих друзей — миссис Оле Булл и мисс Мак-Леод собираются этой осенью посетить Индию. Мисс Мак-Леод ты должна помнить по Лондону — это по-парижски одетая молодая американская леди; миссис Оле Булл — пожилая леди, которая была моим добрым другом в Америке. Возможно, они предложат тебе присоединиться к ним, чтобы вместе прибыть в Индию. Ты можешь принять их предложение, но мне бы хотелось, чтобы ничто и никто не отнимали у тебя возможности сделать этот решительный шаг в твоей жизни самостоятельно. Пусть не смущается твое сердце, если доводы разума заставят тебя отказаться от этой поездки. Мое сердце, навсегда благодарное тебе, с любовью благословляет тебя.

Всегда и навсегда твой,

Вивекананда.

Из письма к М.

Ты знаешь, что еще со времени Швейцарии эта мечта, самая любимая моя мечта живет во мне — построить Ашрам Адвайты в Гималаях. И теперь эта мечта обретает реальность. В одиночестве Гималаев, перед ликом вечных вершин будет познаваться недуалистический метод и практиковаться в самых чистых его формах На высоте 6 500 футов, перед ликом Нанда Дэви, поднявшейся в небо на 25 тысяч футов, заложим мы первый камень Адвайты. Все духовные устремления, независимо от веры, пола и расы, будут приветствуемы здесь, в Майавата. Никаких внешних обрядов не будет производиться здесь, никаких обрядов, заковывающих дух в формы. Даже формальности, связанные с почитанием Рамакришны, будут исключены. Здесь — только Дух без форм и названий в бесконечности своей свободы станет объектом устремлений и усилий тех, кто принесет в жертву свою жизнь на алтарь идеи Единства, грядущей в мир. Я так сформулировал Идеал и принципы, положенные в основу этого Ашрама: в Ком распростерто Бытие; Кто распростерт в Бытие, Кто есть Бытие; в Ком пребывает Душа Вселенной; Кто есть Дух Вселенной; Кто есть Дух в человеке. Он — Единый, Сияющий Он. Знать Его, распростертого во всех формах; знать Его, заключенного в Себе, знать Его как наше сокровенное, высшее «Я» в нераздельности Всеобъемлющего Бытия. Только это Знание единственно исключит из нашей жизни весь страх, положит конец нищете и страданиям и приведет к совершенной свободе.

Во имя любви и прогресса, во имя просвещения и блага всех и каждого здесь возглашается, практикуется и реализуется Вселенская Истина — Единство всего Сущего. Зависимость от чего бы то ни было всегда несет страдание. Независимость — всегда счастье. Адвайта является единственной системой, которая дает человеку полную власть над самим собой, навсегда освобождая его от зависимости, суеверий и предрассудков, делая его бесстрашным перед лицом жизни, слиянным с самой жизнью и приводя, наконец, к Абсолютной Свободе.

До сих пор не было возможности проповедывать эту благородную Истину широко и свободно из-за дуалистической слабости, господствующей в мире. Но время наступило. Чтобы дать эту Единственную Истину, взрывающую обветшалое сознание человечества и освобождающую его от хлама пережитков, чтобы разбудить и поднять истинную Божественную Сущность человека в массах, чтобы бросить в мир Огненный Зов к Свободе, мы основываем этот Ашрам Адвайты на Гималайских вершинах — место его первого средоточия.

Здесь, путем личной работы будет познаваться в реализации Сияющая Истина Единства. Здесь будет проповедываться и практиковаться только одна идея — Доктрина Единения Человечества, чисто и просто, и с внутренним чувством симпатии и терпимости ко всем иным системам. Этот Ашрам мы посвящаем Адвайте, и только Адвайте, Адвайте единственно.